stand and fight

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » stand and fight » Юридическая документация для ведения УД » По "объявлению" просить скачать прогу для ОРМ незаконно - Решение суда


По "объявлению" просить скачать прогу для ОРМ незаконно - Решение суда

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

По "объявлению" просить скачать прогу для ОРМ незаконно - Решение суда

http://se.uploads.ru/aJh8E.jpg

http://se.uploads.ru/3Rnag.jpg

http://se.uploads.ru/31ZdM.jpg

Кроме ст.7 об орд Оправданный использовал также

ч. 2 ст 9 фз О полиции: "Действия сотрудников полиции должны быть обоснованными и понятными для граждан".

В связи с чем вопрос:

"Оснований для ОРМ не было физически - ч. 2 ст. 7 об орд не было физически (у меня такой программы не было, т е не готовился и не промышлял ею, не предлагал ее)

-  Так где законное обоснование просьбы скачать с открытых источников и установить для ОРМ именно эту программу, именно  этого правообладателя и именно на уголовное деяние (на сумму свыше 100 тыс руб)?"


п.4 ч.1 ст. 12 фз О полиции

"1. На полицию возлагаются следующие обязанности:
4) выявлять причины преступлений и административных правонарушений и условия, способствующие их совершению, принимать в пределах своих полномочий меры по их устранению; выявлять лиц, имеющих намерение совершить преступление, и проводить с ними индивидуальную профилактическую работу; участвовать в профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних; участвовать в пропаганде правовых знаний;"

В связи с чем вопрос:

"На каком основании просили скачать с открытых источников эту прогу на уголовное дело вместо выполнения требования закона: "выявлять лиц, имеющих намерение совершить преступление, и проводить с ними индивидуальную профилактическую работу;  участвовать в пропаганде правовых знаний - в частности авторского права?"


"а как же ст 5 об орд "Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается: ...
подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);"

Отредактировано Иванов2020 (2014-09-07 16:36:37)

0

2

Оправдательный приговор "http://судебныерешения.рф/bsr/case/552365"

"КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ...

Из показаний свидетеля Д. - сотрудника ОБЭП, материалов оперативно-розыскных мероприятий и иных документов усматривается, что в объявлении в газете « ***» Рябухин предлагал настройку и обслуживание компьютеров, а также установку лишь двух программ - Windows и Office.

Объявление не содержало предложений об установке программы AutoCAD 2009 ни в прямой, ни в какой-либо скрытой форме.

Инициатива об установке указанного программного обеспечения исходила от сотрудника ОБЭП, что противоречит положениям ст.5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой, органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Суд также установил, что сотрудником ОБЭП проверялась информация о том, что «неустановленное лицо производит установку контрафактных экземпляров программного обеспечения «Автокад», по объявлениям в газете « ***», касающимся ремонта компьютеров, которые были переданы правообладающей компанией, с которой они «работают».

При этом сотрудников ОБЭП не заинтересовала правомерность установки Рябухиным программ Windows и Office, что предлагалось в объявлении, то есть возможное нарушение авторских прав других правообладателей.

При таких данных имеются сомнения в том, что до начала проведения оперативно-розыскного мероприятия Рябухин незаконно использовал объект авторского права - программное обеспечение AutoCAD, а также приобрел контрафактный экземпляр названного продукта в целях сбыта, и заранее имел умысел на совершение преступления"

весь оправдательный

http://судебныерешения.рф/bsr/case/552365

Дата опубликования: 6 июня 2011 г.

Суд Ханты-Мансийского автономного округа

Дело № 22/1029

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Ханты-Мансийск     18 мая 2011г.

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе

председательствующего Рыжкова П.Г.

судей Жуковой О.Ю. и Руденко В.Н.

при секретаре Скосыревой С.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление помощника прокурора г.Нижневартовск Байрамалова С.М. на приговор Нижневартовского городского суда от 25 марта 2011г., которым

Рябухин *** года рождения, уроженец ***, не судим

оправдан по ст.146 ч.2 и ст.273 ч.1 УК РФ по основанию ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ за отсутствием в действиях состава преступлений.

Заслушав доклад судьи Жуковой О.Ю., мнение прокурора Сосновского Н.С., поддержавшего кассационное представление, объяснение оправданного Рябухина просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Органом предварительного следствия Рябухину предъявлено обвинение в том, что он приобрел в целях сбыта, и 26 февраля 2010г. в период с 15 часов 20 минут до 17 часов 20 минут в *** в помещении рекламного агентства *** установил на три компьютера контрафактный экземпляр программного обеспечения AutoCAD 2009 без разрешения правообладателя - компании ***, причинив в каждом случае ущерб в размере 119478 рублей 54 копейки в крупном размере. Действия квалифицированы как три преступления, предусмотренные ст.146 ч.2 УК РФ.

Кроме того, он обвинялся в том, что непосредственно после совершения указанных действий использовал и распространил вредоносную программу для ЭВМ KeyGen, что привело к возможности использования установленного им контрафактного экземпляра программного обеспечения. Действия квалифицированы как три преступления, предусмотренные ст.273 ч.1 УК РФ.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, с указанием на необоснованность оправдания подсудимого, поскольку сотрудники милиции не провоцировали Рябухина на совершение преступления, а выявляли преступление по поступившей информации о фактах незаконного распространения программного продукта AutoCAD 2009, умысел подсудимого был сформирован до проведения оперативно-розыскных мероприятий, на что указывает объявление в газете « ***», наличие у него в момент проверочной закупки переносной карты памяти с записанным программным обеспечением и программой ***, предназначенной для несанкционированного использования лицензионных программ, представленная суду флеш-карта была упакована и опечатана надлежащим образом, при ее осмотре установлено наличие указанного программного продукта, вина подсудимого подтверждается представленными доказательствами, показаниями сотрудников милиции Д., Ш., М., которые судом необоснованно оценены критически. По ст.273 ч.1 УК РФ подсудимый необоснованно оправдан, так как в судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения в этой части. Кроме того, во вводной части приговора неверно указано место жительства подсудимого, а также в описательно-мотивировочной части приговора указано об отказе в удовлетворении гражданского иска, а в резолютивной части - об оставлении иска без рассмотрения.

В возражениях на кассационное представление оправданный Рябухин и его защитник адвокат К. просили кассационное представление оставить без удовлетворения, считая приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности вины Рябухина в совершении инкриминируемых преступлений.

Доказательства, положенные в основу обвинения подсудимого, как в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода о его виновности.

Доказательства подробно изложены в приговоре, все они тщательным образом судом проверены и получили надлежащую оценку.

Из показаний свидетеля Д. - сотрудника ОБЭП, материалов оперативно-розыскных мероприятий и иных документов усматривается, что в объявлении в газете « ***» Рябухин предлагал настройку и обслуживание компьютеров, а также установку лишь двух программ - Windows и Office. Объявление не содержало предложений об установке программы AutoCAD 2009 ни в прямой, ни в какой-либо скрытой форме. Инициатива об установке указанного программного обеспечения исходила от сотрудника ОБЭП, что противоречит положениям ст.5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой, органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Суд также установил, что сотрудником ОБЭП проверялась информация о том, что «неустановленное лицо производит установку контрафактных экземпляров программного обеспечения «Автокад», по объявлениям в газете « ***», касающимся ремонта компьютеров, которые были переданы правообладающей компанией, с которой они «работают».

При этом сотрудников ОБЭП не заинтересовала правомерность установки Рябухиным программ Windows и Office, что предлагалось в объявлении, то есть возможное нарушение авторских прав других правообладателей.

При таких данных имеются сомнения в том, что до начала проведения оперативно-розыскного мероприятия Рябухин незаконно использовал объект авторского права - программное обеспечение AutoCAD, а также приобрел контрафактный экземпляр названного продукта в целях сбыта, и заранее имел умысел на совершение преступления.

Факт установки Рябухиным программного обеспечения AutoCAD 2009 на компьютеры достоверно не подтвержден.

Судом установлено, что перед началом оперативно-розыскного мероприятия компьютеры не были осмотрены, а затем поступили на исследование в не упакованном и не опечатанном виде, что следует из показаний свидетелей - понятого Ф., специалиста К..

Не доказано, что вещественное доказательство - флеш-карта, содержащая экземпляр программного обеспечения AutoCAD 2009, принадлежит Рябухину.

Подсудимый пояснил, что его флеш-карту в установленном порядке не изъяли, она была отобрана у него сотрудниками милиции. Из протокола осмотра места происшествия следует, что флеш-карта, признанная впоследствии вещественным доказательством, находилась не у подсудимого, а на столе, откуда и была изъята. Из протокола осмотра предметов не усматривается информации, по которой можно судить о принадлежности флеш-карты Рябухину.

К показаниям свидетеля С. о том, что ему было продемонстрировано отсутствие на компьютерах программы AutoCAD 2009, и он видел, как подсудимый установил программу с флеш-карты, суд обоснованно отнесся критически. На отсутствие предварительного осмотра компьютеров указал другой понятой - Ф., а также сотрудник милиции Ш.. Все лица, допрошенные в судебном заседании, пояснили, что во время проверочной закупки понятые не находились в одном помещении с Рябухиным, а располагались в коридоре. Понятой Ф., вместе с которым был размещен Селиверстов, прямо указал, что не видел, как подсудимый устанавливал программу, так как не находился с ним в одном кабинете.

Из протоколов явки с повинной следует, что они подписаны Рябухиным непосредственно после задержания, впоследствии он не подтвердил их признательное содержание ни в ходе предварительного, ни судебного следствия, суду пояснил, что явка с повинной не была добровольной, он был вынужден подписать протоколы под давлением сотрудников милиции, которые составили за него текст.

Показания сотрудников милиции суд обоснованно оценил критически, так как участие этих лиц в провокации, а также заинтересованность в защите авторского права только определенного правообладателя, вызывает сомнение в их достоверности и объективности.

С учетом указанного, суд обоснованно постановил оправдательный приговор в отношении Рябухина, в соответствии со ст.14 УПК РФ истолковав все сомнения в виновности обвиняемого в его пользу.

В резолютивной части приговора суд принял верное решение об оставлении гражданского иска без рассмотрения, в соответствии с положениями ч.2 ст.306 УПК РФ.

То обстоятельство, что суд оправдал Рябухина по ст.273 ч.1 УК РФ, а не прекратил его уголовное преследование в этой части в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, не является безусловным основанием отмены приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Нижневартовского городского суда от 25 марта 2011г. в отношении Рябухина оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий подпись

Судьи подписи

Отредактировано Иванов2020 (2014-09-07 16:50:36)

0

3

Оправдательный по ст 146 УК по провокации

http://se.uploads.ru/YpLqP.jpg

http://se.uploads.ru/tc5vV.jpg

Отредактировано Иванов2020 (2014-09-09 15:45:53)

0

4

в случае с Наркотиками - это всегда преступление, а по ст 146 УК преступление это когда свыше 100 тысяч (меньше административка)

Источник: http://www.proza.ru/2013/07/02/410

"Роль подстрекателя в "закупке" программ даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более 100 тысяч рублей. Фактически СОЗДАЕТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, размер которого выбирают полицейские, так как заказывают скачать и установить самые дорогие программы в мире".

http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=528994
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело№50-Д13-12
ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА
НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ
г. Москва 5 марта 2013 года
Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в
составе:
председательствующего Коваля В.С.,
судей Бирюкова Н.И. и Земскова Е.Ю.,
...
Вместе с тем, оперативно-розыскные мероприятия могут быть
проведены, а их результаты использованы при постановлении приговора,
если соблюдены перечисленные в ст. 7 указанного закона основания их
проведения и если полученные результаты свидетельствуют о наличии у
виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств,
сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных
подразделений, а также о совершении лицом всех подготовительных
действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
В соответствии с правовой позицией, сформулированной
Европейским Судом, любая предварительная информация, касающаяся
существующего намерения совершить преступление, должна быть
проверяема
(Постановления Европейского Суда "Ваньян против Российской
Федерации" § 49, "Худобин против Российской Федерации" § 134).
Следует отметить, что наличие такой информации для проведения
проверочной закупки и представление ее органам следствия и суду
предусмотрено и п.21 Инструкции, утвержденной совместным приказом
МВД России, ФСБ России, ФСИН России, ФСКН России и др. от 17.04.2007
«Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов
оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания,
следователю, прокурору или в суд».
Однако в имеющихся рассекреченных материалах оперативно-
розыскной деятельности, в том числе в заявлении С
отсутствуют какие-либо сведения о том, что Дунаевский Е.А. либо
К занимаются сбытом наркотических средств или готовятся к
нему. Отсутствует такая информация и в показаниях допрошенных в
качестве свидетелей сотрудников УФСКН РФ по Омской области. Помимо
этого ничем не подтвержденные в ходе судебного разбирательства и
оставленные судами без соответствующей оценки простые утверждения
свидетелей о том, что у оперативных служб имелась информация об участии
Дунаевского Е.А. и К в наркоторговле, не могут быть приняты во
внимание и служить достаточным основанием для постановления
обвинительного приговора.

...
При этом в
постановлениях от 17 и 20 октября 2008 года отсутствуют ссылки на новые
основания,
необходимые для проведения повторных проверочных закупок
.
Из требований справедливого суда согласно ст. 6 Конвенции от 4
ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод» вытекает, что
общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать
использование доказательств, полученных в результате провокации органов
полиции.

вот еще

http://se.uploads.ru/5Qgar.jpg

http://se.uploads.ru/5SYQT.jpg

в случае с Наркотиками - это всегда преступление, а по ст 146 УК преступление это когда свыше 100 тысяч (меньше административка)

Источник: http://www.proza.ru/2013/07/02/410

"Роль подстрекателя в "закупке" программ даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более 100 тысяч рублей. Фактически СОЗДАЕТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, размер которого выбирают полицейские, так как заказывают скачать и установить самые дорогие программы в мире".

Отредактировано Иванов2020 (2014-09-11 10:06:22)

0

5

http://leninsky.ros.sudrf.ru/modules.ph … t_number=1

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР. Именем Российской Федерации. 26 июля 2013 г. г. Ростов-на-Дону
Судья Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону Веремеенко Л.Г. ...

Анализируя постановления о проведении ОРМ, суд обращает внимание, что в постановлении о проведении оперативного эксперимента в качестве основания его проведения указывается «поступившая оперативная информация о том, что Терентьев П.В. разместил свое личное объявление в сети интернет, с указанием данных о предоставлении услуг по установке компьютерного программного обеспечения с указанием цен, значительно заниженных по сравнению с лицензионным программным обеспечением» (т. 1 л.д. 11-12). В постановлении о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» указано, что основанием для проведения этого оперативно-розыскного мероприятия явилась поступившая информация о фактах реализации программного обеспечения с признаками контрафактности гражданином, представляющимся именем П., который разместил свое личное объявление на сайте бесплатных объявлений «<данные изъяты>» об оказании данных услуг с указанием своего номера мобильного телефона. (т 1 л.д. 9-10). Однако фактические обстоятельства, указанные в данных постановлениях не соответствуют действительности, поскольку в объявлении Терентьева П. на сайте «<данные изъяты>» не было указано об установки им дешевого и (или) нелицензионного программного обеспечения. В объявлении Терентьева было только указано, дословно: «провожу ремонт ноутбуков и замету матриц ноутбуков. Дешевле, чем в сервисах» (т. 1 л.д. 13). Таким образом, ссылка сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и стороны обвинения на объявление Терентьева в интернете, как на основание проведение оперативно-розыскных мероприятий является необоснованной.

В пунктах 89 и 90 вышеуказанного постановления Европейского суда по делу «Веселов и другие против России» указано, что при рассмотрении уголовного дела у суда должна существовать возможность проверить любую информацию, на основании которой принималось решение о проведении проверочной закупки. Однако, ссылаясь на секретность информатора (агента) сторона обвинения не представила суду и доказательства, подтверждающие наличие у органов полиции иной (чем объявление в интернете) информации о том, что Терентьев занимается сбытом контрафактной продукции. Также в деле отсутствуют сведения о конкретных лицах, которым Терентьев ранее, до ДД.ММ.ГГГГ, устанавливал нелицензионное программное обеспечение. Ничем не подтвержденное в ходе судебного разбирательства простое утверждение свидетеля "Д" о том, что у сотрудников полиции была информации о совершении Терентьевым преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ не может быть принято судом во внимание и служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора.

Таким образом, суд считает, что у оперативных сотрудников не имелось достаточных оснований для проведения в отношении Терентьева оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент» и «проверочная закупка».
...

+

-
http://leninsky.ros.sudrf.ru/modules.ph … id=1540006

Производство по уголовным делам
ДЕЛО № 1-170/2013
ДЕЛО
ДВИЖЕНИЕ ДЕЛА
ЛИЦА
ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРОВ ОПРЕДЕЛЕНИЙ (ПОСТ.)
ЛИЦА
Сведения о лице
ФИО Дата вынесения приговора (опр., пост.) Приговор (опр., пост.) Перечень всех статей (по обвинению)
Терентьев П.В. 26.07.2013 ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ приговор ст.146 ч.3 п.в УК РФ




http://leninsky.ros.sudrf.ru/modules.ph … t_number=1

Вывести список дел, назначенных на дату       
Поиск информации по делам
Решение по уголовному делу

Информация по делу
ПРИГОВОР
Именем Российской Федерации
26 июля 2013 г. г. Ростов-на-Дону
Судья Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону Веремеенко Л.Г.,
с участием:
государственного обвинителя заместителя прокурора Ленинского района г. Ростова-на-Дону Сказкина А.А.,
подсудимого Терентьева П.В.,
адвоката Кутилина М.Н.,
при секретаре Ткаченко С.А.,
а также с участием представителей потерпевших "А" и "У"
рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении
Терентьева П.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, урож. <адрес>, <данные изъяты> образованием, гражданина <данные изъяты>, женатого, не работающего, прож. <адрес>, ранее не судимого,
обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, -
УСТАНОВИЛ:
Органом предварительного расследования подсудимый Терентьев П.В. обвиняется в том, что он, имея умысел на незаконное использование объектов авторского права, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, совершенные в особо крупном размере, в нарушение авторских прав, в неустановленные следствием месте и время, но не ранее ДД.ММ.ГГГГ и не позднее ДД.ММ.ГГГГ, незаконно, то есть без соответствующего разрешения организаций-правообладателей, оформленного в установленном законом порядке, без заключения лицензионного договора о предоставлении права использования произведения и договора об отчуждении исключительного права, путем их распространения, предвидя возможность причинения материального вреда организациям-правообладателям и допуская эти последствия, из корыстных побуждений, намериваясь получить выгоду материального характера, скачал из сети Интернет с сайта-файлообменника <данные изъяты> программные продукты «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>, «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты> «<данные изъяты>», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», которые согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ обладают признаками контрафактности, с целью их последующего сбыта в форме незаконного использования объектов авторского права, а именно установки (инсталляции) указанного программного обеспечения с признаками контрафактности на жестокий диск ПЭВМ. При этом подсудимый Терентьев П.В. договора на использование программных продуктов с компаниями-правообладателями «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>.», «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>» не заключил.
Далее, как указано в обвинительном заключении, Терентьев П.В. ДД.ММ.ГГГГ записал программный продукт «<данные изъяты>», обладающий признаками контрафактности, на оптический носитель DVD «<данные изъяты>», а программные продукты с признаками контрафактности «<данные изъяты>», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «1С<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>, «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>» записал на флэш-накопитель «<данные изъяты>» ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ соответственно. Указанные носители с программным обеспечением Терентьев П.В. хранил в неустановленном следствием месте до ДД.ММ.ГГГГ с целью последующего незаконного использования объектов авторского права путем копирования (инсталляции).
Автор обвинительного заключения указывает, что ДД.ММ.ГГГГ Терентьев П.В. прибыл в офисное помещение турагентства «<данные изъяты>», расположенное по адресу: <адрес>, где в период времени с 11 часов 20 минут до 14 часов 30 минут, продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на незаконное использования объектов авторского права без заключения договора на право распространения программного обеспечения с фирмами-правообладателями и управомоченными ими лицами, в нарушение ст.ст. 1255, 1256, 1259, 1261, 1262, 1286 Гражданского кодекса Российской Федерации, заведомо зная, что без заключения соответствующего лицензионного соглашения с правообладателями на право использования программного обеспечения, не имеет право осуществлять действия по копированию и распространению объектов авторского права, с лазерного DVD-диска «<данные изъяты>», а также флэш-накопителя «<данные изъяты>», которые он привез с собой, произвел установку программного обеспечения «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>» на жесткий диск «<данные изъяты>», имеющий серийный номер №, который также принес с собой и поместил в ноутбук, принадлежащий "Ш", путем инсталляции (копирования) с вышеуказанных носителей.
Тем самым, согласно обвинительного заключения, Терентьев П.В. незаконно использовал объекты авторского права, осуществив копирование контрафактных экземпляров программного обеспечения «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>», исключительные права на распространение и тиражирование которых принадлежат корпорациям «<данные изъяты>», «<данные изъяты>.», «<данные изъяты>» без соответствующего лицензионного соглашения. После этого Терентьев П.В. получил от "Ш", действовавшего в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» на законных основаниях в роли закупщика, денежное вознаграждение в сумме 5000 рублей, и незаконная деятельность Терентьева П.В. была пресечена сотрудниками ОЭБ и ПК Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону.
По мнению органа расследования, действуя в нарушение ст.ст. 1255, 1256. 1259,1261, 1262, 1286 ГК РФ, регулирующих правоотношения в сфере использования авторских прав, Терентьев П.В., не заключив соответствующих договоров с правообладателями, незаконно используя объекты авторского права путем копирования (инсталляции), то есть распространения контрафактных экземпляров программного обеспечения, причинил компании-правообладателю корпорации «<данные изъяты>» имущественный вред в размере 43915 рублей 93 копейки, компании-правообладателю корпорации «<данные изъяты>» в размере 1207 111 рублей 95 копеек, компании-правообладателю «<данные изъяты>» в размере 50332 рубля 46 копеек, компании-правообладателю «<данные изъяты>» в размере 265400 рублей, компании-правообладателю «<данные изъяты>» в размере 33573 рубля 95 копеек, а всего причинил материальный вред в лице представителя правообладателей "А" на общую сумму 1600334 рубля 29 копеек, что является особо крупным размером.
Действия Терентьева П.В. органом расследования квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, как нарушение авторских прав, то есть незаконное использование объектов авторского права, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, совершенное в особо крупном размере.
В судебном заседании подсудимый Терентьев П.В. свою вину в предъявленном обвинении не признал и показал, что ДД.ММ.ГГГГ примерно в 15 час. ему на мобильный телефон позвонил ранее незнакомый "Ш", который представился "Ш", и сказал, что ему на работе дали ноутбук, на котором отсутствует жесткий диск и зарядное устройство. "Ш" спросил, может ли он – Терентьев П.В. приобрести жесткий диск и зарядное устройство, установить их на ноутбук, а также установить на этот ноутбук программное обеспечение <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>. Он ответил "Ш", что названное им программное обеспечение он установить не может. В этот же день в 17 час. 07 мин. "Ш" вновь позвонил ему и стал настаивать на установке программного обеспечения. Он сказал "Ш", что он может скачать из Интернета интересующие "Ш" программы, но они будут нелицензионными, на что "Ш" ответил, что ему все равно. Однако он и "Ш" ни о чем конкретно не договорились. На следующий день он находился на работе, в 9 час. 17 мин. ему позвонил "Ш" и спросил купил ли он – Терентьев сетевой адаптер и жесткий диск и приедет ли установить их. Также "Ш" стал просить установить ему ранее названные программы, однако он отказался разговаривать об этом с "Ш", но они договорились о том, что в этот день он приедет установить жесткий диск и зарядное устройство на ноутбук "Ш" в турагенство на <адрес>, по адресу, указанному "Ш". После этого он поехал домой, взял флэш накопитель, на который ДД.ММ.ГГГГ он дома записал <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>. Далее он поехал в магазин на ул. Красноармейскую в г. Ростове-на-Дону. где за 1500 руб. купил сетевой адаптер и жесткий диск – также за 1500 руб. В 10 час. 49 мин. "Ш" позвонил ему еще раз и спросил, все ли он купил и точно ли он приедет. Потом он приехал на <адрес>, нашел турагенство, о котором ему по телефону говорил "Ш". Он зашел в помещение турагенства примерно в 11 час. 30 мин. – 12 час. Там он увидел ранее незнакомых "Н" и "О", спросил у них об "Ш". Они указали ему на "Ш", который также находился в турагенстве. Он дал "Ш" чек из магазина на адаптер и жесткий диск. На ноутбук "Ш" он установил жесткий диск, зарядку. После этого, чтобы проверить жесткий диск, он стал устанавливать с имевшегося у него СД-диска ознакомительную версию <данные изъяты>, которую накануне он скачал из интернета и которой можно было бесплатно пользоваться 30 дней. Он сказал неправду "Ш" о том, что это программа нелецензионная и что якобы он для ее установки использовал ключ. "Ш" опять спросил у него про программы <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, сказал, что они нужны для его сестры. Он – Терентьев со своего флэшнакопителя установил на ноутбук "Ш" программы <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>. Он также пытался установить со своего флэшнакопителя на ноутбук "Ш" программу <данные изъяты>, однако не смог это сделать. Эти программы были ознакомительные, действовали от 30 до 45 суток и он скачал их ранее из интернета бесплатно, что не являлось незаконным. Он рассказал "Ш", что эти программы взломанные, нелицензионные, что они будут работать, пока "Ш" не захочет их переустановить или купить новый ноутбук. Он говорил это "Ш", т.к. последний постоянно спрашивал его о том, являются ли устанавливаемые программы нелицензионными. Он подтверждал это, соглашаясь с "Ш", т.к. объяснять иное ему было некогда. После завершения установки им вышеуказанного программного обеспечения, "Ш" кинул на стол деньги. Он – Терентьев увидел, что это муляж. В это время вошел оперативный сотрудник "Я", представился, показал служебное удостоверение. Сказал, что это была проверочная закупка. С "Я" была девушка, оперуполномоченного "Д" в турагенстве не было. Девушка в помещении турфирмы составила протокол осмотра места происшествия. "Я" отобрал у него объяснение. Были изъяты жесткий диск ноутбука, СД-диск, флэш-накопитель, однако данные предметы в его присутствии не упаковывались и не опечатывались. Программ «<данные изъяты>, «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>*», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», «<данные изъяты>», ни на флэшнакопителе, ни на СД-диске у него записаны не были. Считает, что данные программы были записаны после осмотра места происшествия и изъятия жесткого диска, СД-диска, флэш-накопителя.
Исследовав представленные доказательства, суд считает, что подсудимый Терентьев П.В. подлежит оправданию по предъявленному ему обвинение за отсутствием в действиях подсудимого состава преступления по следующим основаниям.
В судебном заседании сторона защиты в обоснование невиновности подсудимого ссылалась на то, что Терентьева П. подстрекали к совершению преступления сотрудники полиции.
В соответствии п. 92 Постановления Европейского дела по делу «Веселов и другие против России» от 2 октября 2012 г. суды обязаны рассматривать любое спорное заявление о провокации способом, совместимым с правом на справедливое судебное разбирательство. Соответствующая процедура должна быть состязательной, тщательной, всесторонней и влекущей формулирование вывода по вопросу о провокации. При этом бремя доказывания возлагается на сторону обвинения, которая должна доказать, что провокация отсутствовала. В ходе судебного рассмотрения должны быть исследованы основания, по которым было назначено оперативное мероприятие, степень участия полиции в совершении преступления и характер давления, которому подвергся обвиняемый.
По данному уголовному делу в судебном заседании было установлено, что обвинение Терентьева П. основывается на результатах оперативного эксперимента, проведенного сотрудниками отделения № ОЭБ и ПК УМВД России по г. Ростову-на-Дону, в ходе которого Терентьев установил несколько контрафактных компьютерных программ на ноутбук закупщика, а также у него были изъяты носители с другими контрафактными программами.
В соответствии со ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела являются, в т.ч. ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
В судебном заседании свидетель оперуполномоченный отдела № ОЭБ и ПК УМВД России по г. Ростову-наДону "Д" дал показания о том, что ДД.ММ.ГГГГ года им от секретного агента была получена информация о том, что неустановленное лицо по имени П., разместил в сети интернет объявление о предоставлении услуг по ремонту ноутбуков и замене матриц по ценам ниже, чем в сервисах, однако на самом деле данный человек занимается установкой нелицензионного программного обеспечения за вознаграждение. В интернете на сайте «авита» он действительно обнаружил объявление о том, что некто П. предлагает услуги по ремонту ноутбуков и замене матриц, там же был указан номер телефона. Данные сведения, по показаниям свидетеля "Д", послужили основанием для вынесения ДД.ММ.ГГГГ постановлений о проведении оперативного эксперимента и проверочной закупки нелицензионного программного обеспечения с привлечением закупщика "Ш"
Анализируя постановления о проведении ОРМ, суд обращает внимание, что в постановлении о проведении оперативного эксперимента в качестве основания его проведения указывается «поступившая оперативная информация о том, что Терентьев П.В. разместил свое личное объявление в сети интернет, с указанием данных о предоставлении услуг по установке компьютерного программного обеспечения с указанием цен, значительно заниженных по сравнению с лицензионным программным обеспечением» (т. 1 л.д. 11-12). В постановлении о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» указано, что основанием для проведения этого оперативно-розыскного мероприятия явилась поступившая информация о фактах реализации программного обеспечения с признаками контрафактности гражданином, представляющимся именем П., который разместил свое личное объявление на сайте бесплатных объявлений «<данные изъяты>» об оказании данных услуг с указанием своего номера мобильного телефона. (т 1 л.д. 9-10). Однако фактические обстоятельства, указанные в данных постановлениях не соответствуют действительности, поскольку в объявлении Терентьева П. на сайте «<данные изъяты>» не было указано об установки им дешевого и (или) нелицензионного программного обеспечения. В объявлении Терентьева было только указано, дословно: «провожу ремонт ноутбуков и замету матриц ноутбуков. Дешевле, чем в сервисах» (т. 1 л.д. 13). Таким образом, ссылка сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и стороны обвинения на объявление Терентьева в интернете, как на основание проведение оперативно-розыскных мероприятий является необоснованной.
В пунктах 89 и 90 вышеуказанного постановления Европейского суда по делу «Веселов и другие против России» указано, что при рассмотрении уголовного дела у суда должна существовать возможность проверить любую информацию, на основании которой принималось решение о проведении проверочной закупки. Однако, ссылаясь на секретность информатора (агента) сторона обвинения не представила суду и доказательства, подтверждающие наличие у органов полиции иной (чем объявление в интернете) информации о том, что Терентьев занимается сбытом контрафактной продукции. Также в деле отсутствуют сведения о конкретных лицах, которым Терентьев ранее, до ДД.ММ.ГГГГ, устанавливал нелицензионное программное обеспечение. Ничем не подтвержденное в ходе судебного разбирательства простое утверждение свидетеля "Д" о том, что у сотрудников полиции была информации о совершении Терентьевым преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ не может быть принято судом во внимание и служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора.
Таким образом, суд считает, что у оперативных сотрудников не имелось достаточных оснований для проведения в отношении Терентьева оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент» и «проверочная закупка».
В судебном заседании "Ш" дал показания о том, что ДД.ММ.ГГГГ на улице к нему подошли ранее незнакомые сотрудники полиции и попросили поучаствовать в качестве закупщика в проведении оперативно-розыскного мероприятия. Он в тот период времени не работал, располагал временем, поэтому согласился. В отделении полиции по указанию оперативных работников он позвонил по номеру телефону и предложил своему абоненту по имени П. приобрести и установить на его рабочий ноутбук жесткий диск, сетевой адаптер и некоторые программы. Также по указанию сотрудников полиции встреча с П. им была назначена на следующий день в турагентстве на <адрес>.
Из данных показаний "Ш" усматривается, что он, как частное лицо, ранее по вопросу установки нелицензионного программного обеспечения к подсудимому не обращался, лично в выполнении предложенных Терентьеву работ не нуждался, и не имел никакого отношения к турагентству, в помещении которого впоследствии Терентьев устанавливал программное обеспечение. Инициатива в установке программного обеспечения исходила не от Терентьева, а от закупщика "Ш". В ходе следствия "Ш" дал показания о том, что во время телефонного разговора ДД.ММ.ГГГГ подсудимый согласился на его предложение установить конкретные компьютерные программы, а также сам предложил "Ш" приобрести у него (Терентьева) другие нелицинзионное программы. Данные показания свидетеля суд не может принять во внимание как доказательство вины подсудимого, поскольку в материалах уголовного дела отсутствует аудиозапись телефонных разговоров между "Ш" и Терентьевым. По этим же основанием суд не может опровергнуть показания Терентьева о том, что "Ш" сам неоднократно ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ звонил ему и настойчиво просил установить программное обеспечение.
Из вышеуказанных обстоятельств суд делает вывод о том, что время, место и обстоятельства совершения рассматриваемого преступления были искусственно созданы оперативными сотрудниками полиции. До проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении него, Терентьев не предпринимал никаких подготовительных действий к совершению преступления, а умысел на реализацию контрафактных программ сформировался у него в результате действий сотрудников полиции. Таким образом, по мнению суда, сотрудники правоохранительных органов совершили провокационные действия в отношении Терентьева, выразившиеся в склонении его на противоправное деяние, что делает ничтожными все последующие доказательства, полученные в результате ОРМ.
Согласно обвинения и заключений экспертиз на СД-диске и флэш накопителе, принадлежащих Терентьеву П. и изъятых ДД.ММ.ГГГГ, ряд нелицензионных программ были установлены в период с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ Данное обстоятельство не свидетельствует о совершении Терентьевым П. преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 3 п. «в» УК РФ, т.к. по вышеуказанным основаниям все доказательства, в т.ч. флэш накопитель и СД-диск, полученные в результате ОРМ ДД.ММ.ГГГГ суд признал недопустимыми, поскольку они получены с нарушением закона. Кроме того, согласно показаний экспертов "М" и "К" суде, при копировании программ, на носителях, как время записи этих программ, фиксируется время, установленное на компьютере, которое может не соответствовать реальному времени.
В ходе предварительного следствия при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 165-169, 174-176) Терентьев признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 3 УК РФ. В материалах дела также имеются доказательства того, что ДД.ММ.ГГГГ при установке программ на ноутбук "Ш", подсудимый Терентьев сообщал свидетелю о контрафактности этого программного обеспечения (показания Терентьева, "Ш", аудиозапись). Однако, с учетом установленной судом имевшей в данном случае провокации преступления, вышеуказанные показания суд не может расценивать как бесспорное доказательство виновности подсудимого. Кроме того и в вышеуказанных показаниях Терентьев не говорил о том, что он занимался установкой нелицензионного программного обеспечения, ранее, до предложения "Ш", поступившего ДД.ММ.ГГГГ при проведении оперативно-розыскного мероприятия.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 302 ч. 2 п. 3, 303, 304-306 УПК РФ суд
ПРИГОВОРИЛ:
Терентьева П.В. признать невиновным оправдать в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 3 п. в» УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.
Меру пресечения в отношении Терентьева П.В. – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении – отменить.
Вещественные доказательства – жесткий диск, флэш-накопитель, компакт диск с программами, муляж денежных средств, хранящиеся при деле – уничтожить после вступления приговора в законную силу.
Вещественное доказательство – компакт-диск ДВД с результатами оперативно-розыскного мероприятия проверочная закупка, копии документов, изъятых при обыске в жилище Терентьева П.В., хранящиеся при деле – оставить на хранении при деле.
Вещественное доказательство – денежные средства в сумме 1 тыс. руб., хранящиеся при деле – обратить в доход государства.
Признать за Терентьевым П.В. право на реабилитацию. Разъяснить Терентьеву П.В., что в случае вступления данного приговора в законную силу, он в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону или в суд по месту жительства.
Настоящий приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Ростовский областной суд через Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону в течение 10 суток со дня вынесения.
Судья

Апелляшка по вышеуказанному оправдательному:

По мнению апелляционного суда, существенные противоречия и нарушения в оформлении документов о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», в том числе и в части указания оснований для проведения ОРМ в отношении оправданного, отсутствие полной аудиозаписи сопровождения этого ОРМ с момента установления участниками ОРМ телефонной связи с оправданным, давали суду достаточные основания для признания результатов ОРМ по данному конкретному делу недопустимыми доказательствами.

В соответствии с законом, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть признаны допустимым доказательством и положены в основу приговора, только если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на совершение запрещенного уголовным законом деяния, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.

+

-

http://oblsud.ros.sudrf.ru/modules.php? … _id=130914

Информация по делу №22-6206/2013
Судья Веремеенко Л.Г. Дело № 22-6206/2013
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
гор. Ростов-на-Дону «18» сентября 2013 года
Апелляционный суд по уголовным делам Ростовского областного суда в составе:
председательствующего: Лашина А.В.
судей: Мельниковой А.Н. и Ивахника С.И.
с участием:
прокурора Сказкина А.А.
представителя потерпевшего Арнольдова Р.А.
оправданного Терентьева П.В.
защитника Кутилина М.Н.
при секретаре Кинк В.В.
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Сказкина А.А. и апелляционную жалобу представителя потерпевших Арнольдова Р.В. на приговор Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 26 июля 2013 года, которым:
Терентьев П.В., ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА года рождения, уроженец АДРЕС ОБЕЗЛИЧЕН, с высшим образованием, гражданин РФ, женатый, не ИНФОРМАЦИЯ ОБЕЗЛИЧЕНА, ранее не судимый,
оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст. 146 УК РФ за отсутствием в его деяниях состава преступления. За Терентьевым П.В. признано право на реабилитацию. В приговоре разрешён вопрос о вещественных доказательствах
Заслушав доклад судьи Лашина А.В., изучив материалы дела и выслушав мнение сторон, апелляционный суд
УСТАНОВИЛ:
Приговором Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 26 июля 2013 года Терентьев П.В. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст. 146 УК РФ по следующим основаниям. По мнению суда у оперативных сотрудников не имелось достаточных оснований для проведения в отношении Терентьева П.В. оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент» и «проверочная закупка»; время, место и обстоятельства совершения рассматриваемого преступления были искусственно созданы сотрудниками полиции. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришёл к выводу, что до проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении Терентьева, сам Терентьев не предпринимал никаких подготовительных действий к совершению преступления, а умысел на реализацию контрафактных программ сформировался у него в результате действий сотрудников полиции. Таким образом, по мнению суда первой инстанции, сотрудники правоохранительных органов совершили провокационные действия в отношении Терентьева, выразившиеся в склонении его к совершению противоправного деяния, что послужило основанием для признания ничтожными всех последующих доказательств, полученных в результате ОРМ.
Не согласившись с постановленным приговором государственный обвинитель считает его подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением норм уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, не­обоснованным оправданием Терентьева П.В.. По мнению автора представления представленные стороной обвинения доказатель­ства, в своей совокупности достаточные для вывода о виновности Терентьева П.В., не получили надлежащей оценки суда, им дана односторонняя и ошибочная оценка. Также в описательно-мотивировочной части приговора Ленинско­го районного суда г. Ростова-на-Дону от 26.07.2013 отсутствует описание мотивов, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной об­винения, а также доказательства, подтверждающие оправдание подсудимого, что подтверждается показаниями свидетеля [ФИО]7, показаниями свидетелей [ФИО]8 и [ФИО]9.
Помимо указанного, государственный обвинитель Сказкин А.А., ссылаясь на показания свидетеля [ФИО]11, утверждает, что, вопреки выводам суда, при проведении ОРМ оперативными со­трудниками не была нарушена ст. 7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельно­сти», поскольку основанием для проведения ОРМ явились в совокупности, как наличие объявления в интернете, так и информация, поступившая от сек­ретного агента. Кроме того, в ходе предварительного следствия Терентьев П.В., допро­шенный в качестве подозреваемого, полностью признал свою вину, пояснив следователю, что он не ранее 21.11.2011 скачал из интернета программное обеспечение, не заключив при этом с правообладателями лицензионное соглашение на использование про­граммного обеспечения. После чего уста­новил на ноутбук [ФИО]7 указанные в обвинительном заключении нели­цензионные программные продукты.
Гособвинитель Сказкин А.А. ссылаясь на вышеприведённые доказательства, считает, что умысел на реализацию контрафактных программ у Терентьева П.В. возник задолго до проведения ОРМ, в связи с чем, у оперативных сотрудников имелись доста­точные основания для проведения в отношении Терентьева П.В. оперативно-розыскных мероприятий «Оперативный эксперимент» и «Проверочная закуп­ка», а полученные доказательства являются допустимыми и досто­верными. Более того, в ходе рассмотрения уголовного дела по существу адвокатом подсудимого Кутилиным М.Н. 11.07.2013 заявлялись ходатайства об исключе­нии из доказательств, в том числе, СД-диска, флэшнакопителя, акта провероч­ной закупки, рапорта оперуполномоченного [ФИО]11, постановления о проведении оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка», по­становления о проведении «Оперативного эксперимента», протокола осмотра места происшествия, в связи с допущенными нарушением требований ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Судом отказано в удовлетворении заявленных ходатайств, при этом в обоснование своего решения суд указал, что все оперативно-розыскные меро­приятия проведены в соответствии с требованиями ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в связи с чем, признал их допустимыми. Указанные обстоятельства суд не оценил, что свидетельствуют о наруше­нии судом требований п. 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ. Суд не привел всех доказательств, представлен­ных стороной обвинения, и не дал им оценку. Также, в нарушение требований ст. 305 УПК РФ, судом не приведено ни одного доказательства, на основании которого принято решение об оправдании Терентьева П.В.
Представитель потерпевших Арнольдов Р.В., не согласившись с приговором, считает его принятым с нарушением уголовно-процессуального законодательства. По мнению автора жалобы, все программы, находившиеся на цифровых носителях, изъятых у Терентьева П.В., были либо работоспособны, т.е. уже взломаны, что является нарушением условий лицензионных соглашений, либо на носителях хранились программы-взломщики, которые позволяют обходить установленные правообладателем средства защиты. Таким образом, очевидно, что Терентьев был готов установить любое программное обеспечение, которое могло потребоваться заказчику (так, например, у Терентьева имелось несколько версий операционной системы Майкрософт - Windows ХР, Windows 7 нескольких версий, несколько версий приложения для офиса - Office 2003, 2007, 2010, несколько версий программы архитектурного проектирования AutoCAD 2000i, 2002, 2004, 2006, 2007, 2008, 2009. Указанные версии программ являются идентичными и образуют эволюцию программного продукта во времени. Для однократной установки хранение такого количества, в т.ч. и морально устаревших программ, не имеет смысла. А хранившиеся программы 1С вообще предназначены для ведения бухгалтерского учета юридических лиц и индивидуальных предпринимателей). Доказывать ранее имевшие место факты сбыта не является необходимым условием привлечения лица к уголовной ответственности. Из материалов дела следует, что все программное обеспечение, в т.ч. установленное Терентьевым на ноутбук было полностью работоспособным, т.е. не имело ограничений характерных для пробных программных продуктов. На основании изложенного, Арнольдов Р.В. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.
На апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционную жалобу представителя потерпевшего оправданным Терентьевым П.В. поданы возражения. В них оправданный, ссылаясь на материалы дела, говорит об имевшей место при проведении оперативно-розыскных мероприятий провокации, в связи с чем просит приговор оставить без изменения, апелляционное представление и апелляционную жалобу без удовлетворения.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления государственного обвинителя, апелляционной жалобы представителя потерпевших, объяснений оправданного, его защитника, представителя пот6ерпевшего и мнения прокурора, апелляционный суд пришёл к следующему.
В соответствии с требованиями ст. 14, 15, 302 ч.2 УПК РФ, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом и признанных им допустимыми доказательств.
В суде Терентьев П.В. виновным себя не признал, утверждая о совершенной в отношении него провокации со стороны сотрудников полиции. Как следует из протокола судебного заседания, суд первой инстанции, с участием сторон, тщательно исследовал доказательства, представленные стороной обвинения, которые, как самостоятельно, так и в их совокупно­сти, не являются бесспорными доказательствами вины подсудимого по обвинению в умышленной реализации контрафактных компьютерных программ.
По мнению апелляционного суда, существенные противоречия и нарушения в оформлении документов о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», в том числе и в части указания оснований для проведения ОРМ в отношении оправданного, отсутствие полной аудиозаписи сопровождения этого ОРМ с момента установления участниками ОРМ телефонной связи с оправданным, давали суду достаточные основания для признания результатов ОРМ по данному конкретному делу недопустимыми доказательствами.
В соответствии с законом, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть признаны допустимым доказательством и положены в основу приговора, только если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на совершение запрещенного уголовным законом деяния, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.
Из представленных стороной обвинения суду доказательств, не установлено факта наличия такого умысла у Терентьева П.В. до проведения в отношении него ОРМ «оперативный эксперимент», а доводы стороны обвинения в этой части основаны на показаниях участника указанного ОРМ – закупщика [ФИО]13, которые объективно не подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.
Доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы о неправильной оценке судом доказательств, на которых основаны выводы суда в части законности проведения в отношении оправданного ОРМ «оперативный эксперимент» и допустимости полученных в его результате доказательств, апелляционный суд находит необоснованными, чему в приговоре суда первой инстанции дана в соответствии с требованиями ст. ст. 75 и 88 УПК РФ всесторонняя, объективная и мотивированная оценка, с которой апелляционный суд согласен в полном объеме. Апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции и в этой части, считая их правильными и основанными, как на материалах дела, так и на требованиях закона.
Тот факт, что эта оценка расходится с оценкой, предложенной стороной обвинения, не может свидетельствовать о том, что она произведена с нарушением правил оценки доказательств. В приговоре в достаточной степени аргументированы выводы о том, почему представленные стороной обвинения доказательства вины Терентьева П.В. признаны недопустимыми и в своей совокупности недостаточными для вывода суда о невиновности оправданного.
При таких обстоятельствах, в полном соответствии с требованиями ст. 14 УПК РФ, суд первой инстанции, пришел к обоснованному и мотивированному выводу о том, что стороной обвинения суду не представлено достаточных доказательств, подтверждающих вину Терентьева П.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 146 ч.3 п. «в» УК РФ.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, апелляционный суд
ОПРЕДЕЛИЛ:
Приговор Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 26 июля 2013 года в отношении Терентьев П.В. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционную жалобу представителя потерпевшего оставить без удовлетворения.
Председательствующий __________________
Судьи: _________________ __________________

Отредактировано Иванов2020 (2014-09-17 13:20:14)

0


Вы здесь » stand and fight » Юридическая документация для ведения УД » По "объявлению" просить скачать прогу для ОРМ незаконно - Решение суда